— А рожать хочешь — пойди вон из моей квартиры да рожай, сколько влезет, только нас с сыном не впутывай

Валентина Антоновна долгих 10 лет жила под одной крышей со своей дочерью и зятем, а затем и с внуками. Лариса, моя золовка, всегда отличалась здравомыслием.

И что побудило ее бросить мужа и детей и уехать в Москву — я не понимаю. Муж Ларисы, Николай, прожил вместе с детьми и тещей недолго — через несколько месяцев после бегства жены, он решил взяться за устройство своей личной жизни. Новая пассия Николая поставила условия — или она, или Колины дети.

Коля сделал выбор в пользу женщины и тоже исчез из жизни своих детей. Так Валентина Антоновна осталась одна с внуками, 8-летней Любой и 6-летним Максимом. Разумеется, мы с мужем не остались в стороне, и всячески помогали Валентине Антоновне. Лариса, устроившись в Москве, стала перечислять своей матери деньги на детей. А вот Коля просто исчез со всех радаров — ходили слухи, что он женился и ждет пополнения в семье.

Ничего удивительного — мужчины часто так делают: новая семья — новые дети. А старые дети? А что такого? У них есть мать и алименты, пусть сами крутятся. Чтобы помочь свекрови с внуками, мы с мужем, по настоянию свекрови, переехали со съемного жилья к Валентине Антоновне.

Муж постоянно работал, свекровь суетилась по хозяйству. Она уволилась с работы под предлогом заботы о внуках. Но именно на мои плечи, помимо работы, легли заботы о несчастных детях. После работы я бежала в садик за Максом, дома делала уроки с Любой, потом кормила детей ужином и укладывала спать. Иначе, чем без 3-4 сказок, они не засыпали. Сейчас уже Макс ходит в школу. Так что уроки я делала с обоими племянниками.

Да и количество сказок мне удалось снизить до 1, в которой мама всегда возвращается к своим детям. Свекровь, вроде, забыла былые обиды и придирки, муж все больше времени проводил вне дома, а я погрязла в «недоматеринстве». В моем понимании, «недоматеринство» — это когда ты должна и обязана сделать все для счастья детей, но они не должны тебя слушаться, а то, что ты им говоришь, легко отменяется бабушкой.

Если кратко — я должна, а мне никто ничего не должен. Не должен слушаться, не должен чистить зубы по моей просьбе, не должен ложиться спать, когда я прошу. Помимо всего прочего, все семейство содержали мы с мужем. И квартплата, и закупка продуктов, и обеспечение племянников — все лежало на наших с мужем плечах. Куда свекровь девала свою зарплату и те деньги, которые Лариса присылала на детей — я не знаю.

Когда забеременела я — дома разразился скандал. — Мне бы этих внуков поднять, а ты еще рожать собралась? — возмутилась Валентина Антоновна. Недавно мне стукнуло 27, по-моему — самое время для материнства. У нас с мужем стабильная работа, мои родители выражают желание помочь нам с отдельным жильем.

Почему нет? — Вот исполнится Максимке 18, вы свой долг выполните, тогда и рожай. А сейчас — нечего. И сына мне не блазни собственным ребенком, у него племянники на первом месте стоять должны. А рожать хочешь — пойди вон из моей квартиры да рожай, сколько влезет, только нас с сыном не впутывай, — заявила свекровь.

Я ей объясняла, что у нее дома рожать и не собираюсь: — Мы переедем. Папа поможет купить квартиру и мы с мужем переедем. А уж рожать мне или нет — извините, но это не Ваше дело, не Вам решать. Ситуация начала складываться следующим образом: я — эгоистка, решившая пожертвовать счастьем племянников ради своего собственного. Родители племяшек живут каждый своей жизнью и радуются — Лариса скоро замуж выходит в своей Москве, Николай — отец годовалого сына и счастлив в новом браке.

Одна я не имею права на собственную семью, собственных детей и собственное счастье. С мужем я поговорила — он был согласен переехать. Мои родители начали искать нам квартиру, для покупки. Вроде, и свекровь поутихла со своими выпадами. Я созвонилась с Ларисой. По ее словам, на детей она ежемесячно отправляла порядка 30-40 тысяч рублей. У нас в городе большинство людей зарабатывают 15-20 тысяч, не больше.

То есть, свекровь и племянники ни в чем не нуждались бы и без нашей мужем помощи. Мама с папой купили мне квартиру. Не нам с мужем, а мне — они ее подарили. На фоне этого, муж решил остаться со своей мамой. Его оскорбило, что квартира, в которую он ни копейки не вложил, будет принадлежать только мне. Я переехала. К сожалению — одна.

До мужа достучаться не получается. Он, ни с того, ни с сего, уверовал в свой святой долг перед племянниками. И вместе о своей матерью теперь ходит и всем рассказывает, какая же я нехорошая. Да. Я теперь — предательница, бросившая двух детей на произвол судьбы. Бросила детей, которым ежемесячно мама посылает 30-40 тысяч и папа около 4. Они там прямо с голоду помрут, несчастные. И так говорит свекровь. На полном серьезе, она говорит это мне, а не своей дочери.

Я-то рожу, выращу. А вот каково будет моему мужу положить свою жизнь во имя некоего долга? Почему свекровь свою дочь и бывшего зятя не изводит? Какого ляда она до нашей семьи докопалась? Зато теперь у нее и старшие внуки в недосемье из бабушки и дяди расти будут, и младший внук безотцовщиной станет. Неужели, она этого добивается? А всегда считала, что родители хотят своим детям только счастья. Ошибалась, видимо.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

— А рожать хочешь — пойди вон из моей квартиры да рожай, сколько влезет, только нас с сыном не впутывай