Если это закон, то что считать беззаконием? Что за правосудие?

Женщина отправилась в тюрьму за то, что не дала мужу-тирану себя убить. Годами Максим избивал Галину, а она молчала. Говорит, любила, к тому же у пары была маленькая дочка. Сейчас она не может понять, куда пропали родители. Бабушка врет — на работе, не говорить же трехлетнему ребенку, что мама зарезала папу, защищаясь от него. Жертва домашнего насилия стала жертвой правосудия. Суд решил, что убийство было преднамеренным, но потом милостиво переквалифицировал обвинение в «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего». Версию самообороны даже не рассматривали. В отсрочке исполнения наказания ей отказали, не приняли во внимание, что женщина воспитывает маленькую дочь.

Как сообщает «Московский Комсомолец», 15 февраля суд города Находки приговорил 39-летнюю Галину Каторову к трем годам колонии общего режима. Прокурор настаивал на 7 годах, так что, можно сказать, суд вынес решение в пользу обвиняемой. Услышав приговор, женщина зарыдала. На нее, плачущую, надели наручники и увели.

Трагедия произошла 11 марта 2017 года. С утра супруг Галины Максим был не в духе. Мучило похмелье — накануне мужчина отметил окончание рабочей недели. Днем к нему зашел сосед, мужчины снова сели пить, достали баклажку пива. Когда поправили здоровье, пошли играть на компьютере.

В это время Галина занималась работой по дому. Только когда трехлетняя дочка Вика уснула, женщина решила подсесть за стол. В отличие от мужа, она почти не пила. Согласно показаниям соседа пары, «Галя лишь пригубила пиво, выпила глоток вина». Чтобы мужчины слишком не захмелели, она нарезала для них сыр на закуску. Нож так и остался лежать на разделочной доске.

Был поздний вечер, Максиму позвонили. Он в замешательстве вышел в коридор, чтобы никто не слышал его разговора. Галина забеспокоилась. Ее адвокат Елена Соловьёва объяснила почему.

— Галина спросила, кто звонил. Дело в том, что она ранее уличала супруга в неверности, и любой незнакомый вызов ее беспокоил. Максим ответил (уж извините, процитирую): «Не твое дело, пидо**ска».

Дальше события развивались стремительно. Максим привык решать конфликты силой и, недолго думая, напал на беззащитную жену.

— Галина не выдержала: «Если твоя жена такая, кто же ты сам?» Эта фраза сильно взбесила Максима — ведь его при друге обозвали голубым. Он схватил Галю за волосы, намотал их на кулак, начал избивать.

Сосед пары Павел Черников испугался за Галину. Казалось, мужчина потерял контроль над собой и готов убить жену.

— Максим подскочил и схватил Галину за горло. Он держал ее одной рукой, а второй наносил удары по лицу, потом схватил за волосы и начал бить коленом. При этом он ее обзывал, она кричала «помогите»… Он ее душил, сорвал с шеи шнурок с крестиком, Галина хрипела…

Павлу удалось оттащить разбушевавшегося друга. Максим завелся и огрызался: «Не лезь, сам со своей женой разберусь». Сосед не хотел встревать в семейные дела пары и засобирался домой. Галина уговорила его остаться — боялась, что стоит только им с мужем остаться наедине, как он ее убьет.

Павел вышел буквально на минуту — чтобы снять стресс, мужчина решил покурить на балконе. Максим дал «слово мужика», что не тронет Галину, но не сдержал его. Павел услышал грохот с кухни. Он побежал обратно, но опоздал.

— Я увидел, как Максим бьет Галину ногами. Потом он закричал и попятился назад — и я увидел блеск ножа у Галины в руках. Максим закрылся руками, Галина наносила ему удары… Я подбежал, схватил ее за руку, выбросил нож… Ее глаза были затуманены, будто она не понимала, что произошло…

Как установила экспертиза, Галина нанесла 11 ударов. Обвинение посчитало, что это свидетельствует об умышленном убийстве. Ведь разве можно нанести столько ударов, защищаясь? Елена Соловьёва не согласна с вердиктом суда.

— Но никто не взял в расчет, что смертельное ранение было одно — в сердце. Остальные Галина наносила по плечам, по рукам мужа, будто отмахиваясь от него.

На Галину надавили и заставили написать явку с повинной. «Вы ведь 11 раз его ножом ударили, здесь без вариантов», — убеждали следователи растерявшуюся женщину. И она послушалась. Сделала все, как сказали. А спустя несколько дней ей предъявили обвинение в умышленном убийстве.

О том, что Галина защищалась и в ее случае речь идет о превышении пределов необходимой самообороны, никто даже не заикнулся. Действия женщины после случившегося говорят о том, что убивать она не хотела. Галина даже не понимала, что муж мертв. Она пошла к соседке прятаться от гнева супруга, попросила запереть дверь, чтобы он не вломился в квартиру.

Позже обе женщины поднялись в квартиру Каторовых. На полу в кухне они увидели Максима в халате, скрывавшем следы крови. Как вспоминает соседка, Галина потрясла мужа, а когда он не отреагировал, объяснила: «Наверное, спит, — и добавила: — Такое уже было, однажды он выпил и свалился в беспамятстве». Довольно странное поведение для хладнокровного убийцы. Еще более странно, учитывая предъявленное ей обвинение, Галина повела себя, когда за Максимом приехала скорая. По словам адвоката, у женщины началась истерика.

— Галина подбежала к мужу, начала кричать: «Максим, не умирай!»… Она просила оживить его током.

Врачи даже не могли накрыть покойного, потому что супруга ложилась рядом с ним. Уходя, они спрятали в квартире все ножи и колющие предметы, потому что опасались, что Галина может с собой что-нибудь сделать. Разве так ведет себя преступник, совершивший умышленное убийство?

Версию самообороны не стали даже рассматривать. Следователи посчитали, что у Галины была возможность убежать между побоями. По словам адвоката, женщина не могла этого сделать. Она объяснила позицию обвинения и то, почему она неверна.

— И тогда ей бы не пришлось хвататься за нож. По этой же причине был отринут и аффект. Ведь он развивается быстро, это внезапно возникшее душевное волнение. А здесь вроде бы была первая серия ударов, потом она прекратилась, и у Галины была возможность прийти в себя.

Но, во-первых, она испугалась оставить ребенка с пьяным и агрессивно настроенным мужем. Во-вторых, ей просто некуда было идти. Друзей у нее в Находке не было — они с мужем снимали квартиру в этом городе не так давно. Родные живут во Владивостоке, который в четырех часах езды. Куда ей бежать? Прятаться по соседям?

Личный архив

Почему Галина не ушла от домашнего тирана, ведь случай был далеко не первый? Елена Савельева ответила на этот вопрос. В ее адвокатской практике подобное не редкость.

— Этот вопрос задают всем жертвам домашнего насилия. «Зачем вы за него замуж выходили?», «Почему не ушли?» А там уйма факторов, например экономический, когда нет жилья, нет денег. Возьмем Галины ситуацию: она жила в Находке на съемной квартире, которую оплачивал муж, находилась в декрете, своих денег у нее не было. Плюс после того, как муж в очередной раз избил ее, родные наняли ей машину для переезда, а она помирилась с мужем и отказалась ехать к родным. Те в сердцах сказали, чтобы к ним за помощью она больше не обращалась. А вообще всем жертвам домашнего насилия нужно проходить реабилитацию, такую, какая организована в странах, где есть закон о домашнем насилии. Потому что жертва и тиран всегда находятся в зависимых отношениях. Возникает цепочка, когда им и вместе плохо, и расстаться они не могут…

Рождение ребенка было для Гали настоящим чудом — до этого ей ставили диагноз «бесплодие», она долго лечилась. И вот единственная за всю жизнь беременность, в 36 лет долгожданный первенец. Казалось, ради дочери муж изменится и перестанет избивать Галину. Первое время после рождения малышки так и было. Мама Гали рассказала об истинных причинах перемен в поведении Максима.

— Он просто тогда в браслете ходил. До этого Максим сильно избил прежнего жениха Гали, проломил ему голову палкой, вот его по обвинению в нанесении тяжкого вреда здоровью и посадили под домашний арест. Максим прекрасно понимал, что если бы Галя обратилась в полицию с заявлением, что муж, будучи под домашним арестом, ее избивает, его бы отправили в тюрьму. А этого он не хотел. Вот и вел себя прилично.

Личный архив

Маме Гали было больно смотреть, как Максим обходится с ее дочерью, но ничего сделать она не могла. Она оплатила кредит зятя в надежде, что он станет сдержаннее, но мужчина принял широкий жест как должное. Уходить от тирана Галя не хотела. «Наверное, любила», — вздыхает ее мама. Сейчас именно она воспитывает ребенка пары. Признается, что приходится нелегко. Как объяснить малышке, где родители. А Галя до сих пор оплакивает мужа-тирана.

— Я говорила, что они на работе. А что я могла ей еще сказать? Не объяснишь же трехлетнему ребенку, что мама, защищаясь от папы, зарезала его. Могу сказать одно: Галя страдает от потери мужа. Первое, что она сделала, когда ее отпустили под домашний арест, — это съездила на могилку к Максиму. Точно знаю: если бы не этот инцидент, никуда бы она от него не ушла. Так бы все терпела. И прощала.

Аналогичных случаев немало. Женщины терпят и прощают, пока не заканчивается бедой. В конце прошлого года произошла еще одна страшная трагедия, и снова суд встал на сторону агрессора. 24 декабря в школу парикмахерского искусства ворвался мужчина, позвал свою бывшую жену, Ираду Москвину, в подсобное помещение и два раза ударил ножом. Через несколько дней женщина скончалась. Правоохранительные органы квалифицировали убийство как нанесение телесных повреждений и причинение смерти по неосторожности, хотя сам убийца признался при задержании, что в тот день шел убивать рассердившую его женщину.

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Если это закон, то что считать беззаконием? Что за правосудие?