Матримониальные планы свекрови на неродного, как она думает, внука

— Вера, нам надо твоего Илью женить на дочке моей Вари. — ошарашила Татьяна Федоровна свою невестку. — А Вас ничего не смущает? Например то, что они — двоюродные брат и сестра? — с подозрением покосилась Вера. Вера не погрешила против истины. Варя — родная сестра ее мужа Костика. И Варина дочка Юля — самая всамделишная двоюродная сестра Ильи, сына Веры и Кости.

Ну мне-то не рассказывай! — криво улыбнулась Татьяна Федоровна. — Мы же с тобой обе знаем, что Костей там даже не пахнет. Вера на мгновение лишилась дара речи. — Удивлена, что я знаю? — женщина по-своему интерпретировала молчание невестки. — Я же вижу — нет там ничего нашего. Илья — лопоухий, у нас в роду отродясь таких локаторов не было. Рыжий, а ты и Костя — светленькие. В роддоме подменили? Не верю. Такое только в кино бывает. Значит — нагуляш.

— У меня мама — рыжая. — возразила Вера. — Да что ты говоришь? Я что, твою мать ни разу не видела? Всегда черный волос у нее был! Черный. Значит, с рождения такая! — Хотите сказать, Вы с рождения фиолетовая? — Вера кивнула на крашенную шевелюру свекрови. — Нет конечно. — фыркнула та. — Но твоя мать даже на фотографиях темная! — С молодости волосы красит, не хочет рыжей быть.

— Зубы мне не заговаривай. Твои родители подарили твоему Илье квартиру. А моя родная внучка должна со мной и дочерью в однушке ютиться? Не бывать такому! Значит так. Илье каждый день говоришь, что Юля — его невеста. Да, пока они маленькие. Но подрастут! И смотри, чтобы сын твой никого не нашел, коршуном всех от него отгоняй. И запомни… — Татьяна Федоровна, Вы бредите? Маразм подкрался незаметно? Вам бы сходить, проверить душевное здоровье. Мне идти надо, будьте так любезны — покиньте мой дом. — Смотри, Верка, я все сыну расскажу! И он тебя бросит! А кому ты в свои 40 нужна будешь? Подумай хорошо! — назидательно сообщила Татьяна Федоровна на прощание.

— Мне — 34, если Вы запамятовали. Говорю же — к врачу Вам надо. Память, вон, пошаливать начала. — Вера с улыбкой распахнула дверь перед свекровью. — Значит, не хочешь по-хорошему? Ну что ж, сама виновата. — Татьяна Федоровна ушла, не попрощавшись. Пройдя в комнату, Вера нашла свой телефон и позвонила мужу, чтобы рассказать об очередной выдумке его матери. — Давай тест сделаем на отцовство, она угомонится. — предложила Вера мужу выход из ситуации. — Еще чего! Я знаю что Илюшка — мой ребенок.

Мне уже Варя звонила, поделилась матримониальными планами нашей матери и рассказала, что я — не папа. Я не буду тратить деньги на такую ерунду. Заеду вечером к ним, поговорю, пока они Илье лишнего на наплели. — Хорошо. — согласилась Вера, хотя и понимала безнадежность этого разговора — если Татьяна Федоровна вбила себе что-то в голову, то пиши пропало. Этот день был полон на сюрпризы.

На неприятные сюрпризы. Мало было Вере визита свекрови с ее маразматической идеей, так еще и сын попытался устроить сцену, придя домой из школы. Добрая бабушка позвонила Илье и сработала на опережение. — Мама, кто мой настоящий отец? — сходу огорошил Веру 14-летний сын. — И ты туда же? Дай угадаю. Бабушка звонила. Рассказала тебе эту страшную тайну и высказала желание, чтобы ты женился на Юле, когда она вырастет. Так? — А ты откуда знаешь? — опешил подросток.

— Понимаешь, Илья. Есть такие люди, которые не хотят прикладывать никаких усилий для своего благополучия. Твоим бабушке и тете намного привычней что-то у кого-то выпрашивать, в надежде хорошо устроиться за чужой счет. Мои родители переписали на тебя квартиру мой бабушки, твой прабабушки. И эта недвижимость — лакомый кусочек для всякого рожа аферистов и халявщиков. Твоя бабушка Таня врет. Ты — наш с твоим папой ребенок. Но ей не хочется в это верить, иначе не получится сватать за тебя Юлю. Не могут двоюродные брат и сестра вступить в брак. — Мама, а зачем тогда бабушка врет? Не понимаю.

— Ну смотри. У нас с твоим папой есть квартира, у тебя своя комната, у нас — своя. Теперь у тебя есть своя собственная двухкомнатная квартира, куда ты переедешь когда поступишь в институт. Туда ты приведешь свою жену, там будут жить ваши дети. А у твоих бабушки Тани и тетя Вари — однокомнатная квартира, в которой они живут втроем с Юлей. Хотя раньше у них была трехкомнатная квартира. А твоя бабушка, в жажде легкой наживы, разменяла ее, вложила деньги непонятно куда и прогорела.

Лишилась всех вложенных средств. Работать, чтобы купить большую жилплощадь, они не хотят. Ждут человека, который в клювике принесет им квартиру. Они просто завидуют, что у тебя будущее обеспечено, а твоя двоюродная сестра будет прозябать в одной комнате с мамой и бабушкой. — объяснила Вера ситуацию. — Давай отдадим бабушке одну квартиру? И им места будет, и они злится перестанут.

— А ты, когда вырастешь, где будешь жить? К нам жену приведешь? А потом будешь с женой и детьми жить в одной комнате? Илюш, это очень непростой вопрос. Да и где гарантии, что получив в собственность еще квартиру, твоя бабушка снова не впутается в какую-нибудь авантюру? И будут они и дальше жить втроем в одной комнате, но своего жилья у тебя уже не будет. — Понял. Я же точно папин? — Точно. — рассмеялась Вера. Илья пошел делать уроки и провозился с ними до самого вечера.

— Мам, а когда ужин? — Сейчас папа придет и сядем за стол. Он уже поднимается. — Я бабушке позвонил. Сказал ей, что она — лгунья. — Думаю, она не обрадовалась. — заметила Вера. — Нет конечно! Сказала, что ты подрываешь ее авторитет. — Действительно. Она — врет, а я — виновата. В этом вся твоя бабушка. — Мам, папа пришел, я за стол? — Да, садись.

— Вера вытерла руки о кухонное полотенце и пошла встречать мужа. — Поговорил с мамой. Ты права — тест надо сделать. А то свои бредовые матримониальные идеи она из головы не выбросит. — пожаловался Константин. — Дорого. Столько денег на ветер из-за чужого больного воображения. — Нервы дороже. А хочешь, я разрешу тебе самой вручить маме результаты отцовства? — лукаво улыбнулся Костя. — Ну… если только так. — рассмеялась Вера. — Фиг с ними, с деньгами. Ты прав — нервы дороже.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Матримониальные планы свекрови на неродного, как она думает, внука