Ненаглядный

— Оставить меня одну и уйти на свадьбу, — это хамство с твоей стороны, — надув губы, выговаривала Алена. — Я весь день одна просидела до самого темна, пока ты там развлекался.

— Алена, зачем эти обидные слова? Какие развлечения? У родного брата дочка, племянница моя, замуж вышла.

— А почему один, почему не со мной? – допытывалась Алена.

Володя подошел к молодой жене, которая была младше на двадцать лет, наклонился и поцеловал ее в макушку.

— Терпеть не могу, когда ты меня так целуешь, я же не ребенок, меня не надо на ночь благословлять, меня любить надо.

— А разве я не люблю? Зачем я тогда Любу оставил? Ради тебя, моя капризуля, — Володя привлек Аленку к своей груди.

Она оттолкнула его: — Мы должны были пойти вместе, или вообще не ходить.

— Ну, ты же понимаешь, это невозможно: брат с Галей пригласили Любу, и не пригласить они не могли. И я не мог не пойти. Пусть время пройдет, тогда будем вместе ходить в гости.

— Знаешь, Вова, я считаю так: или сразу обрываешь, или…

— Что или?

… Или хватит сидеть на двух стульях.

— Девочка моя, что же ты мне душу терзаешь? – Володя устало сел на диван. – Не хотелось бы мне тебя упрекать, но вспомни, при каких обстоятельствах я к тебе ушел. Ты сказала, что беременна, и я оставил жену, поссорился с сыном, чтобы быть вместе с тобой.

— Ты же простил мне, зачем напоминаешь? – Алена почти закричала.

— Ну, так и ты перестань ревновать, давай будем жить своей семьей, пусть у нас ребенок будет.

— Будет, обязательно будет когда-нибудь, — Алена подошла к Володе и обняла его, — прости, просто я не могу, когда ты встречаешься с ней даже случайно.

***

Андрей, — сын Володи и Любы, — редко созванивался с отцом. После того как Володя оставил семью, они почти не встречались. А сегодня Андрей заехал к отцу без приглашения.

Андрей перешагнул порог однокомнатной квартиры, которую Володя специально купил, чтобы жить в ней с Аленкой.

— Что-то случилось? – удивился визиту сына Володя. – С матерью что-то?

— Да все нормально, — я заехал спросить насчет той работы, помнишь, ты говорил, у тебя там друг работает и мне можно попробовать туда устроиться.

— Проходи, — разволновался и одновременно обрадовался Владимир, — сейчас обсудим.

— Я не один, я с другом, — с Глебом.

— А-аа, ну проходите оба на кухню, сейчас чай поставлю.

— Какие гости! – прислонившись к стене и одарив любопытным взглядом двух молодых парней, сказала Алена. – Ради такого случая я могу и кофе сварить.

— Аленушка, не беспокойся, мы тут сами, по-мужски поговорим.

Глеб, темноволосый красавчик, завсегдатай фитнес-клуба, заинтригованно посмотрел на девушку. А когда она пошла в комнату, проводил взглядом.

Через полчаса сын с другом ушел. В дверях их провожали Володя и Алена. Она равнодушно посмотрела на Андрея и перевела взгляд на Глеба, который, не стесняясь хозяина квартиры, смотрел на девушку.

«Ревность – плохое чувство, — подумал Володя, когда гости ушли, — ничего не случилось, просто у меня жена красивая».

Он был удивлен и доволен, что впервые сын за долгие месяцы пришел к нему в гости. Пришел сам, пришел за советом и помощью. И от этой мысли ему стало легче.

***

Первый раз Володя увидел Алену в машине Глеба рядом с супермаркетом. Он даже подумал, что ошибся, но приглядевшись, убедился, что светловолосая девушка с милой челкой, о чем-то оживленно беседующая с водителем, была именно его Алена. Или может не его? Он подъехал поближе, вышел из машины, подошел к автомобилю, за рулем которого был Глеб, открыл дверцу: — Выходи!

Алена вскинула наращенные ресницы, не ожидая увидеть его здесь. – Поехали домой, — также спокойно сказал Володя.

Она беспрекословно вышла из машины и пересела в машину мужа.

— Он просто меня подвез.

— Да я понял, понял, что ты оправдываешься, — снова невозмутимо сказал Володя.

Весь вечер молчали. А ночью она прижалась к нему, шепча на ухо ласковые слова, и он снова забылся в какой-то сумасшедшей страсти, забыв, что буквально сегодня вывел ее из чужой машины.

Через неделю увидел снова Алену и Глеба в машине. Они целовались. Машина стояла возле его дома.

***

— Как ты мог? Ты же его сын? – кричала Люба на Андрея? – И ты мне говоришь, что «дорога расчищена»? Да откуда у тебя в твоей молодой башке столько цинизма?

— А ты что хотела? – Андрей от злости швырнул чайную кружку на стол. – Чтобы я смотрел, как ты мучилась, а он жизнью наслаждался?

— Как ты посмел на такое решиться? Зачем подговорил Глеба соблазнить Алену? Это подло и грязно! Ты же так молод, а уже грязью себя заляпал.

— Ну и пусть, зато и его тебе мордой в грязь, пусть знает, откуда рога растут. Ты слишком добрая, только и знаешь на баяне трынькать, песни жалостливые петь.

— Люба подскочила к сыну и замахнулась на него полотенцем, потом как-то обреченно опустилась в кресло.

— Господи, что за монстра я вижу перед собой? Что я слышу: «на баяне трынькать, песни жалостливые петь» — и это мне говорит мой сын. Моя самая главная песня – это ты, ты мой смысл жизни. И ты у меня есть благодаря ему, ты – наш общий сын, самый лучший, — я считала.

Люба закрыла лицо полотенцем и зарыдала. Впервые с того времени, как ушел Володя, ее муж, с которым она прожила почти четверть века, она так горько плакала.

— Мам, ну я же хотел как лучше, — виновато сказал Андрей, — чтобы ты счастлива была.

— Не надо мне такого счастья, — продолжала плакать Люба, — понимаешь ли ты меня, сынок?

— Ладно, я все исправлю, — тихо сказал Андрей, — ты только не плач.

***

К отцу Андрей теперь уже пришел один. Володя открыл дверь, и Андрею показалось, что отец еще больше похудел и прибавилось седины в волосах.

— Заходи, — сказал Володя.

— В общем, это я все подстроил, — с порога заявил сын. – Я, конечно, ее ненавижу, — твою Алену, — но Глеба я подговорил. От него еще ни одна девчонка не отказывалась, — известный сердцеед. Так что я был уверен в успехе. Ну а дальше ты сам смотри, как к этому относиться, в общем, можно сказать, что она не виновата.

— Хватит в дверях стоять, проходи в комнату, — предложил Володя.

Андрей зашел в зал и сразу заметил, что комната опустела, из полураскрытого шкафа виднелись пустые полки.

— Я знаю, — сказал отец, — говорил я с твоим Глебом «по душам». Тебе, сынок, надо осторожнее быть в выборе друзей. Друг, который соглашается на подлость, заверяя, что все это ради дружбы, вовсе не друг. В любой момент он и тебя подставит. Ну а насчет Алены, можно сказать, изменила, не изменяя.

— Как это? – удивился Андрей.

— А вот так, в мыслях уже согласна, а телом не успела.

— Ну, так помирись с ней, говорю же, я виноват.

— А я и помирился и даже простил. У нее был выбор: остаться со мной и жить дальше, или уйти. Она выбрала второе. Мебель из квартиры я ей всю отдал, завтра отвезу.

— Прости, отец, что влез в ваши отношения с матерью. И вообще, прости, что весь год с тобой не разговаривал. Понимаешь, обидно мне было. Раньше одноклассникам сочувствовал, когда родители у кого-то расходились, думал, что в детстве это очень больно. Но оказывается, даже если тебе за двадцать, больно не меньше чем в детстве.

***

На сцене дома культуры шла репетиция хора. Баянистка присела на стульчик и уже приготовилась подыграть. – Любаша, — обратилась к ней солистка, — давай свою коронную: «Милый мой, ненаглядный…».

Женщины с хора тут же согласились с предложением солистки: — И правда, Люба, спой нам, пусть сердце поплачет, а душа, как птица вспорхнет».

Одна из новеньких уточнила: — Это та самая песня, где любимый оставил любимую из-за другой?

— Да, та самая, — сказала солистка.

Светлые распущенные волосы легли на плечи баянистки, ее голубое платье отливало каким-то небесным цветом, она уже хотела начать играть, как вдруг замерла на несколько секунд, глядя в зал. Потом осторожно поставила на пол баян.

— Простите, девочки, но сегодня грустная песня отменяется, — она встала и спустилась со сцены.

— Люба, ты куда? А песня? У нас же репетиция!

— Сегодня без меня, у меня сегодня другая песня, — махнула рукой Люба.

Там, в глубине, зала сидел Володя. И также внимательно, как полгода назад на свадьбе у племянницы, смотрел на свою бывшую жену, которая играла тогда и пела: «Милый мой, ненаглядный», и было понятно, что поет она для него.

Почти полгода Володя жил один, не решаясь даже заговорить с бывшей женой, которую сильно обидел. Да и в своих чувствах надо было разобраться.

И теперь он пришел на репетицию хора, чтобы увидеть и услышать ее. Они вышли на крыльцо дома культуры. Шел снег. Люба накинула капюшон. – Спасибо, что помог Андрею с работой.

— Перестань, я же отец, — он поддержал ее за локоть, когда спускались с крыльца.

— Ты знаешь, брат с Галей зовут нас с тобой на Новый год в гости.

Люба промолчала, любуясь падающим снегом.

— Нет, я понимаю, ты можешь отказаться, а можешь пойти к ним одна, но я подумал, что если вместе…

— Вместе пойдем. Что мне дома делать, Андрей будет с девушкой встречать Новый, я решила им квартиру оставить на всю ночь. Так что я согласна пойти с тобой.

Володя взял ее руки в свои: — А где перчатки?

— Дома забыла.

— Ну, вот как всегда, давай сюда руки, — и он засунул их себе в карманы куртки, — отогревай, — предложил он как много лет назад, когда они еще были женихом и невестой.

«Ненаглядный мой», — совсем тихо прошептала Люба.

— Ты что-то сказала? – Володя попытался заглянуть в ее глаза.

— Ничего, просто давно тебя не видела.

А снег продолжал падать, касаясь их лиц, таял, поблескивая влагой на щеках, как будто крохотными слезинками.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Ненаглядный