Зависть

— Тёть Кать, вы мне что-то про зависть рассказать хотели, — напомнил Димка.

— И правда, забыла совсем. Слушай.

Случилось это давно, в нашей деревне тогда ещё многолюдно было. Это потом разъехались кто – куда, а тогда девки с парнями женихались, дети по улицам бегали, старики по вечерам на скамейках семечки лузгали, сплетнями делились.

Жил на краю улицы, ближе к тому мостику, что на станцию ведёт, мужик, Кирюхой звали. Фамилию сейчас точно не вспомню, не то Иванченко, не то Иванютин. На фамилии у меня всегда память дырявая была.

Нравилась ему девчонка одна, Галинка.

Красивая, задорная, работящая, а как пела — заслушаешься.
Все парни по ней сохли.

Кирька к ней и так, и эдак клинья подбивал, только она-то деваха видная была, а он невысокий, обрюзгший какой-то, да и страшненький, чего скрывать, хотя, как известно, на каждого парня своя девка найдётся. Только и человек он был дурной, завистливый до ужаса, злопамятный.

Оставить бы ему Галю в покое, поискать себе подружку среди других девчат. Но нет, всё её донимал своим обществом. Шага ступить не давал, как поблизости оказывался.

Она возьми, да и скажи ему при всех: «Отстань! Посмотри на себя и на меня, разве ты мне пара?»

Он тогда обиду и затаил. Так глазами на неё зыркнул, словно огонь метнул, того и гляди спалит дотла. Поклялся отомстить.

И отомстил. Сделал у колдуна приворот. Да такой, что убрать невозможно, снимешь, и она умрёт.

Через месяц после того разговора, женился он на Галине.

Чего бы, казалось, ещё надо? Говорил, что любит, теперь она его женой стала. Живи – радуйся!

Только он со злостью своей не справился. Мстить стал за то, что не обращала внимания, даже посмеивалась. За то, что сейчас не любит, только заклятие её рядом с ним держит.

Начал её унижать, издеваться всячески, а потом и бить.

По деревне слух пустил, что досталась ему испорченной, да и сейчас чуть недогляди, с любым пойдёт.

А людям что, лишь бы посудачить. Забыли уже, какая девчонка на самом деле была неприступная, смеяться вслед стали, что распутница, а гордячку из себя строила.

Кирюха гоголем ходит, вот, мол, подобрал пропащую, доброе дело совершил. В почёте оказался из-за вранья своего.

Родители Галине говорили, чтобы бросила его, обещали уехать из деревни и с собой дочку увести. Только она плакала и объясняла, что как собачка на цепи, не может от него уйти, словно держит что-то.

Извелась вся. Если плакать каждый день любой не похорошеет.

Вот и Галинка стала худущей, лицо осунулось, глаза потеряли блеск, волосы иссеклись, жидкие стали, а была коса в кулак толщиной.

Чем хуже выглядела, тем больше Киря зверел.

А когда она забеременела, Кирьян заявил, что нагуляла она ребёнка. Но он — добрый человек, не бросит, вырастит его, как родного.

Теперь уже соседи ей и в лицо стали говорить такое, что не каждый вытерпит. Родителей тоже встречали с укором, укоряли, вырастили, мол, беспутную.
Всем не объяснишь, и рты не закроешь.

И тогда сломалось в ней что-то. Не стала ждать, пока дитя под сердцем в рост пойдёт. Вышла вечером из дома до ветру, да и не вернулась. Нашли её на третий день в реке. Специально ночью ушла, чтобы не спасли.

Вот так зависть убить может, а дурная молва в грязь втопчет любого.
Поэтому, лучше не хвалиться успехом, и свои силы никому не показывать. Тот, кто ноготка твоего не стоит, будет громче всех кричать, о тебе непристойности, мстить за свою никудышность. Гонения на ведьм ведь тоже с зависти начинались.

@ Лана Лэнц

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Зависть