Жила-была женщина

Звали её Марфа. И был у неё сосед – Спиридон. Грозный мужик. Одним своим взглядом людей в гроб заколачивал. Весь посёлок его сторонился и боялся, но уважал. Каждый хотел с ним дружить, но лишний раз старался не беспокоить, чтобы случайно в немилость к нему не попасть.

Марфа рассказывала, что в бытность своей молодости Спиридон был местным авторитетом, приглядывал за посёлком. В начале девяностых городские сюда повадились на разборки приезжать. Предпринимателей трясти да молодёжь поколачивать. Так он один половину из них в огороде похоронил. Может правда, а может вымысел, но проверять никому не хотелось.

Да и давно это было, а сейчас мужик успокоился, постарел и потянуло его со страшной силой к цветам, которые он у себя в палисаднике и выращивал. Что-то позабылось, а что-то нет.

Марфа бывало встанет у окна и любуется, насмотреться не может, как тот в земле ковыряется. А потом нет, нет, да и скажет: «Эх, Спиридон, чем бы дитя не тешилось, лишь бы…». А что «лишь бы…» никогда не договаривала, да и не так это важно было. До тех пор, пока в один день прекрасный не завёлся человек нехороший, который начал цветы эти по ночам приворовывать.

Соседка сама несколько раз поутру слышала, как Спиридон орал благим матом, что отрежет руки этому неудавшемуся сыну такой-то матери. Но время шло, а цветы пропадали.

В один солнечный день Марфа возвращалась из магазина и заметила двух парней, облагораживающих палисадник соседа. Только на вид они какие-то странные были. У одного рука перевязана, а у другого морда подбита. И в земле как очумелые роются, с таким усердием как будто клад ищут. А рядом Спиридон стоит, чай попивает и похохатывает.

«Смотри», – говорит, – «Марфа, каких я себе помощников раздобыл», – и пальцем на них показывает. А те стараются, ещё пуще по грядкам скачут.

Позже женщина узнала, что Спиридон нашёл тех парней на рынке, когда ходил за картошкой. Там они и продавали его цветы. Двоих успел пометить, а третий убежал.

«Видимо, совсем старый стал», – рассмеялась Марфа. – «По молодости бы всех троих убил одной затрещиной». Подошла к окну, взглянула на огород соседа, тяжело вздохнула и грустно добавила:

«Но, тем и лучше, на всё теперь воля Божья. Не надо трогать чужие цветы. Если их выращивают – значит – это кому-нибудь нужно».

источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Жила-была женщина